Светлячок

Это было давно-давно. На маленьком хорошеньком озере росло множество огромных лотосов, с их чудными цветами и широкими листьями. В чашечке одного из этих прекрасных цветов жил червячок-светлячок. По ночам светлячок блестел в цветке, как яркая бриллиантовая звездочка. А хрустальная поверхность озера отражала и чудные цветы лотоса и широкие их листья, и крошку-светлячка. Это была волшебная картина.

О прекрасном озере знали и говорили на много верст кругом. И сюда сходилось много японцев полюбоваться волшебным видом.

Пестрые бабочки, стрекозы, жуки порхали над озером с цветка на цветок, с листа на листок.

Здесь им нравилось все, но больше всего их привлекал и удивлял светлячок. О нем вели они тихие разговоры: «Этот червяк, такой маленький, некрасивый днем, отчего он блестит вечером? откуда у него этот дивный огонек?» Однажды бабочки, стрекозы, жуки, комары и мухи облепили бледно-розовые нежные лепестки лотоса и стали просить светлячка стать их королем.

— Нет, нет… Я не могу, я не хочу, — отвечал светлячок.— Мне и без того сейчас тяжело. Вы тут собираетесь, жужжите и не даете мне покоя,.. Я счастлив здесь, в тишине: я освещаю этот чудный, добрый лотос, который приютил меня… Я не могу, ищите другого короля.

Тогда все бабочки, жуки, мухи, стрекозы, мошки обиделись на светлячка, надулись и улетели прочь.

— Негодный червячок важничает, — всюду жаловались они.— Мы оказали ему такую великую честь, просили быть королем… а он чуть ли не прогнал нас. И пускай сидит на своем лотосе. Ничего нет хорошего ни в нем ни в лотосе.

Светлячок остался жить один на своем лотосе и был очень счастлив.

По-прежнему японцы приходили сюда и любовались на тихое озеро, на священные лотосы, но еще больше на прекрасного крошку-светлячка.

Все насекомые завидовали ему. Многие из них решили тоже стать светлячками, озарять священные лотосы и восхищать людей. Но они не знали, как это сделать. Долго думали они, наконец решили. Вдали, под горой Фузи-Ямо и по берегу озера Намо, были расположены маленькие хорошенькие, как игрушки, фанзы японцев. По вечерам окна этих фанз ярко освещались огнями.

— Это там… наверно там, в этих освещенных окнах, добыл светлячок свой огонек, свою небесную искорку,— говорили между собою букашки.

Все насекомые гурьбой, наперегонки, понеслись к освещенным фанзам; они тучей облепили разноцветные японские фонарики, бросались с жадностью на огоньки… И гибли, падали, падали, опаленные пламенем.

С тех пор всегда насекомые летят на огонь… По вечерам японцы видят прелестных бабочек, жуков, мошек, стрекоз, мотыльков, которые в ослеплении летят на огни. Они все гибнут и гибнут без счета, забывая, что в жизни каждому дано и свое место и свое счастье.

Фанза — крестьянский дом.

Автор: admin