Бочонок

Жили-были муж и жена. Больше всего на свете они любили на печи греться да про всякие чудеса друг другу рассказывать. Иной раз так размечтаются, что возьмут ведро и приказывают: ведро, ступай за водой. Ведро не слушалось. Приходилось одеваться и самим идти по воду. И печь пироги не пекла, когда они того хотели. Испекли бы уж и сами, да муки нет.

Голод — не тетка. Послала жена своего мужа-лежебоку на мельницу. Тот нехотя собрался, запряг лошадку, положил в лубяной короб жита и поехал на мельницу. Смолол муку, насыпал в короб и отправился домой. Ехать пришлось под гору, он и разогнал свою кобылу. Подкатил к дому, глядь: а короб пустой, всю муку ветром выдуло.

Жена чуть скалкой не огрела его с досады.

— Ступай назад, недотепа, да с пустыми руками не возвращайся! — пригрозила жена.— Ни крупицы у нас жита не осталось.

Побрел мужик муку по ветру разыскивать. Шел, шел и пришел к маленькой избушке, что стояла в самой гуще леса.

Отворила ему дверь старуха, впустила в избу и спрашивает:

— Что это ты тут бродишь? Или потерял чего?

Мужик ей рассказал все как было.

— Ба, да ведь это мой сынок-ветер балует! — сказала старуха. — Что это ему в голову взбрело муку распылять! Ну ничего, дело поправимое.

Лег мужик на полати отдохнуть и вскорости захрапел. Вернулся домой ветер. Мать ему и выговаривает:

— Тут у нас человек ночует. Не ты ли у него всю муку развеял? Зачем бедных людей обижаешь?

— Да ведь он, матушка, лентяй!

— Откуда тебе ведомо? Вез человек помол с мельницы, значит, в поле поработал, жито сеял, жал, обмолотил, а ты злые шутки разыгрываешь!

— Так ведь он даже короб с мукой поленился прикрыть и помчал под гору во всю прыть. Давай его испытаем.

Проснулся мужик, вышел на крыльцо, а там бочонок дубовый стоит. Поиграл ветер в бочонке, погудел и говорит:

— Забирай его себе — нужды не будешь знать. Захочешь есть — постучи по дну, и будет тебе всякой еды вдоволь.

Обрадовался мужик, взял бочонок и зашагал домой. Дорогой захотелось ему есть. Сел он под елкой, поставил между ног бочонок и постучал по дубовому днищу. Выскочили два молодца и стали мужику прислуживать, угождать. Всякая всячина появилась перед ним. Он даже и не слыхивал, что такие дивные кушанья на свете бывают.

Еле поднялся мужик после сытного обеда, распустил кушак, покряхтел, поднимая бочонок с земли, и пошел домой жену удивлять. Пришел и первым делом постучал в дно бочонка. Мигом выскочили из него молодцы в шитых кафтанах, засуетились вокруг стола, уставили его заморскими невиданными кушаньями и снова скрылись.

— Что на это скажешь, баба? — говорит мужик.— Кто сказал, что у тебя муж плох!

У жены от удивления язык отнялся, слова вымолвить не может. Однако за стол села и блюд разных откушала изрядно. С тех пор так-то они словно зажили: еды полный дом, ешь, пей — не хочу. Одна забота — печь истопить да за водой сходить. И то иной раз ссоры у них из-за этого выходили: кому идти? До того заленились, что даже сказки друг другу перестали рассказывать — едят да спят, вот и вся их жизнь.

Но вот однажды проезжал мимо на тройке господин, зашел к ним с дороги передохнуть. Сабля в дорогой оправе, через плечо ремень с кобурой. Сразу видно, знатный барин, его и угощать полагается знатно. Взял мужик свой бочонок, постучал в дубовое дно кулаком, и сразу явились два молодца и начали прислуживать дорогому гостю. Наелся гость, напился, трубку длинную закурил и говорит:

— На что вам, деревенщине, такая дивная штука? Я вам сто рублей за нее дам.

— Да что ты, благородие, как мы без нашего-то кормильца обойдемся! Никак нам этого нельзя допустить.

— Вот как! Стало быть, не продадите? Ну, тогда я его даром у вас заберу! — снял он с гвоздя повешенную туда саблю и сунул мужику под нос. У того сразу охота спорить отпала.

Так остались мужик с бабой без волшебного бочонка. Что делать? Пошел мужик снова дармовую жизнь разыскивать. Шел, шел и разыскал-таки добрую старушку и ее сына. Дал ему сын-ветер новый бочонок, а сам посмеивается. «Эх, опять мы заживем на славу!» — думает мужик. Принес он бочонок домой и хвастает:

— Со мной не пропадешь! Вот тебе, баба, новехонький бочонок. Не станем его больше никому показывать, пусть хоть сам царь к нам заявится. Уж так-то сладко снова заживем!

— Соловья баснями не кормят, вели скорее собирать на стол, отощала я,— требует жена.

Взял мужик бочонок и смело: стук, стук, стук — в днище. Выскочили из бочонка два молодца и давай мужика с бабой тузить по шее да по мягким местам. Лупят и приговаривают: «Вот вам, лодыри! Вот вам, лежебоки! Вот вам, сидни! Вот вам, байбаки! Не сидите на печи, не ешьте дармовой хлеб!»

Еле вырвались от них бедняги. Схватили кто грабли, кто косу и — в поле рожь жать. С той поры так-то прилежно работают! Даром пряник съесть их не заставишь.

Автор: admin