О злой хозяйке и чучеле косматом

Нанялся работник к одной хозяйке. Был он парень покладистый, работящий, а хозяйка попалась ему злая. Ух, какая злая! И то ей не так и это не так. Как работник спину ни гнёт, как руки ни мозолит, она всё своё: лентяй да бездельник, лодырь да лежебока. А то ещё хуже обругает. «Чучело, — скажет, — косматое, образина неумытая!».

Ушёл бы работник, да не пускает хозяйка и денег заработанных не отдаёт. Терпел работник, терпел, наконец надоело ему. Задумал он проучить хозяйку.

Раз утром посылает его хозяйка в лес по дрова. Собрался он, взял топор, верёвку и говорит:

— А не дашь ли мне, хозяйка, мешок? Я вчера в лесу клад нашёл. Целую кучу золота.

Разгорелись у хозяйки глаза.

— Что же ты молчал?! — кричит. — Уж не задумал ли ты, образина этакая, всё золото себе забрать! Мой ты работник — и золото моё.

— Не шуми, хозяйка, — говорит работник, — там столько золота, что на нас двоих хватит. Давай, что ли, мешок.

— Нет уж, — говорит хозяйка, — иди, лодырь, по дрова. Сама мешок принесу.

Ладно. Пошёл работник в лес. Только раз топором размахнулся, а хозяйка уж тут как тут.

— А ну, — говорит, — показывай, где твой клад.

— Пойдём покажу, — говорит работник.

И повёл её к старому, высохшему колодцу.

— Вот, — говорит, — здесь он, в этом колодце, лежит. Мешка два золота чистого, а то и больше.

Хозяйка заглянула в колодец — темно, глубоко, а на самом дне грязь да тина блестят. А хозяйка думает — золото.

— Как же, — говорит, — мы клад оттуда достанем?

— А так, — говорит работник — сначала я сам на верёвке спущусь, а потом и ты влезешь.

— Э, нет, — говорит хозяйка, — спусти-ка сперва меня.

Ну, работнику только того и надо. Спустил он хозяйку на верёвке в колодец. Потом верёвку вытянул, в карман сунул — и прочь от колодца. Опять за топор взялся. Не теряет зря времени — валит дерево за деревом.

И хозяйка времени зря не теряет. Шарит по дну колодца, шарит, по пояс в грязь зарылась. Нет никакого золота! Нет клада! Тут она и догадалась: обманул её работник! Ох, и заругалась баба!

Уж как она работника своего кляла, какими только словами его не бранила, какой беды ему не желала!

А работнику что! Он далеко в лесу. Стучит себе топором, и не слышно ему, как хозяйка в колодце шумит. Нарубил немало дров и думает:

«Теперь уж, верно, умаялась хозяйка в колодце. Да и время к вечеру, пора домой».

И пошёл к колодцу. Слышит — хозяйка ещё ругается, но, видно, уже из последних сил: вовсе охрипла. Бросил работник в колодец конец верёвки и кричит:

— Эй, хозяйка, цепляйся! Вытащу, что ли!

Потянул верёвку — что-то уж больно тяжело.

«С чего бы это? — думает. — Будто когда спускал, хозяйка вдвое легче была. Неужто и впрямь клад нашла?»

Отдохнул немного и опять стал тащить. Изо всех сил тянет. Вот уж и голова над срубом показалась. Только что за голова! Чёрная какая-то, лохматая!

«Ой, что это с хозяйкой сделалось? — думает работник. — И на себя не похожа!»

Потянул ещё немного верёвку, да так и ахнул. Не хозяйка вовсе из колодца лезет, а какое-то чудище страшное, косматое. Голова—с бочку, руки — с грабли, глаза — что плошки.

Работник чуть верёвку не выпустил. А чудище ему говорит:

— Ой, не бросай верёвку, прошу тебя! Я тебя век не забуду, доволен будешь.

Ну что ж, вытащил работник чудище.

— Да кто ты такой? — спрашивает. — Откуда взялся?

— Как — откуда? — отвечает чудище. — Из колодца. Жил я там много лет и ещё бы больше прожил, если б не злая баба. Свалилась, что снег на голову, целый день лается, собачится, сил нет терпеть. Спасибо, хоть ты меня от неё избавил. Я тебе за это полцарства подарю. Хочешь?

— Хочу, — говорит работник. — Полцарства — это неплохо.

— Ну, так слушай. У меня-то никакого царства нет, разве что под землёй, так ведь и оттуда меня злая баба выгнала. А вот в соседнем царстве живёт богатый царь, и есть у него красавица дочь. Мы вот как сделаем. Я проберусь во дворец и наведу на царскую дочь болезнь. Станет её после этого корчить, ломать да трясти. Ну, царь, как водится, пообещает полцарства тому, кто её вылечит. Тут-то ты и берись за дело. Иди прямо в то государство и скажи: «Ведите меня к царевне, я её вылечу». Поведут тебя к ней, а ты как войдёшь в её комнату, крикни погромче: «Убирайся прочь!» и меня по имени назови.

— Как тебя звать? — спрашивает работник.

— А зови меня хоть Чучело Косматое. Так меня злая баба в колодце целый день ругала. Как крикнешь: «Убирайся прочь, Чучело Косматое!», я и уйду. Царевна выздоровеет, а ты полцарства получишь. Только помни: эту царевну вылечишь, а к другой не подступайся. Я, может, после той к другой царевне проберусь, и та заболеет. Тебя позовут её лечить, а ты не иди. А не послушаешь меня, пойдёшь — тебе самому конец. По самую смерть ломать, корчить да мучить тебя стану.

Ну ладно. Побрело Чучело Косматое в соседнее государство, а работник пошёл в хозяйкин дом.

Не стал он злую хозяйку из колодца тащить.

«Пускай,—думает, — там, в колодце, поживёт!»

Прошло немного времени, и разнеслась повсюду весть: в таком-то государстве, у такого-то царя заболела дочь. Кто эту царскую дочь вылечит, тому царь полцарства отдаст и своим зятем назовёт. Ну, работник, как про всё это услышал, сейчас же собрался и пошёл в соседнее государство.

Прибыл он в это государство, прямо в царский дворец и говорит:

— Ведите меня к царевне, я знаменитый доктор: в один миг её вылечу.

Повели его к царевне. Царевна лежит в постели жёлтая, что луковица.

Корчит её всю, трясёт, ломает, смотреть — и то жалко. Верно, вовсе извело её то чудище из колодца.

Работник подошёл поближе да как крикнет:

— Эй, Чучело Косматое, убирайся прочь!

И вмиг затихла царская дочь, лежит на подушках спокойно так, улыбается, румянец на щеках играет. Будто никогда и не была больна.

Ну что царю делать? Отдал он работнику полцарства и дочь свою впридачу.

А то Чучело перебралось в другое царство и стало там царскую дочь мучить. Опечалился царь, её отец. Всяких докторов назвал. Лечат царевну заморскими лекарствами. Ничто не помогает — ещё больше её корчит. А тут кто-то и скажи царю про знаменитого доктора.

Царь сейчас же посылает гонцов в соседнее государство. А работник не идёт, помнит, что Чучело говорило, боится.

Царь новых гонцов посылает. Велит им сказать: если не явится знаменитый доктор и не вылечит его дочь, он войной пойдёт на соседнее царство, всё до камушка разорит, всех до одного перебьёт.

Что теперь делать? Пойти — самому смерть, не пойти — всему царству погибель.

Думал, думал работник и решил наконец:

«Лучше уж мне одному погибнуть, чем сотням да тысячам».

И пошёл.

Встретил его с почётом царь чужого государства и повёл сейчас же к больной царевне. А он, как ступил на порог спальни царевны, крикнул громким голосом:

— Эй, Чучело Косматое, убирайся прочь!

Тут чудище как выскочит да как бросится к работнику!

А работник хоть и задрожал со страху, да всё-таки не растерялся — отскочил в сторону и зашептал:

— Берегись! Злая баба из колодца выбралась. Сейчас сюда явится. Прыгай скорей в окно!

Чучело — к окну… Только на бегу и успело крикнуть:

— Вовек меня теперь к людям не заманишь! Уйду в мой колодец и буду в нём жить.

А уж как они там — Чучело Косматое да злая баба — в колодце ужились, нам про то неизвестно. Только ни Чучела, ни злой бабы никто на земле больше никогда и не видывал.

Автор: admin