Поламан

Несколько сот лет тому назад в одной из деревень у подножия горы Семеру жил бедный индус, обездоленный и всеми презираемый.

И вот однажды ночью Поламану — так звали индуса — приснился сон, будто к нему явился бог Брама и сказал:

— Поламан, тебе суждено совершить чудесные дела!

Индус не мог понять, что означает этот сон. Человек бедный, самого что ни на есть низшего сословия, как он мог надеяться совершить чудесные дела?

И вот как-то раз, когда Поламан выбился из сил, обходя дом за домом и выпрашивая милостыню, присел он отдохнуть у храма богу Шива и принялся считать свою выручку.

— Всего-навсего девять жалких монеток за весь день, — проговорил он недовольным голосом. — На горсть риса или на початок кукурузы и то не хватит! Как же я, такой бедный, смогу сделать что-нибудь путное?

Тяжело вздохнув, он поднялся и пошел на базар. Он надеялся все-таки на эти девять монеток купить немного маису и кусочек рыбы. Но торговцы только посмеялись над ним.

И пошел Поламан куда глаза глядят, еле передвигая ноги от голода. Так дошел он до опушки леса, где под развесистым деревом увидел молодую женщину. Она сидела, глубоко погруженная в свои думы. Решив, что эта женщина тоже пария, как и он, Поламан подошел к ней и спросил:

— Скажи мне, сестра, какие заботы тебя одолевают?

— Я тебе не сестра, — надменно ответила женщина. — Я из касты браминов. Мой брат, жрец Брамы, принес мне рыбок из далекой деревни, что на берегу моря в сурабайском государстве…

Тут женщина открыла корзинку, чтобы показать Поламану рыбок. Но не успела она это сделать, как рыбки выскочили наружу и начали прыгать по земле.

Поламан и женщина очень испугались. Они поняли, что это — священные рыбки.

— Не прикасайся к ним! — крикнул он женщине, которая хотела было собрать их в корзину. — Все эти рыбки — священные. Не прикасайся к ним! Разве кому-нибудь приходилось видеть рыб, которые прыгают, как кузнечики!

— Я тоже сначала не решалась дотрагиваться до них, — ответила женщина. — Но мой брат говорит, что все рыбы, которых он видел в той деревне, умею г прыгать. Ведь они могут жить только в воде, сказал мне брат, а если их поймать живьем, то они начинают скакать. Когда я положила их в кипящую воду, они не захотели там оставаться. Все сразу выскочили из котелка, так что кипяток ошпарил мне ноги. Я даже закричала от боли. Что мне теперь с ними делать? — спросила она. — Может быть, ты хочешь купить их у меня?

Поламану и в самом деле захотелось купить их — ему очень нравились эти маленькие рыбешки со сверкающей чешуей. Но у него было всего-навсего девять монеток.

— Я бы рад купить их у тебя, — сказал он женщине,— но я очень беден. У меня только девять монеток…

Женщина очень обрадовалась. Она тотчас же согласилась уступить за девять монеток всех рыб, потому что ей было страшно смотреть, как они прыгают в корзине.

— Возьми их вместе с корзиной, — сказала она. — Только унеси их отсюда поскорее. А то мой брат узнает, что я продала их грязному парии.

Поламан не стал обращать внимания на ее оскорбления. Он уже привык слышать их. Быстро расплатившись, он взял корзину с рыбами и отправился в путь.

— Я, пожалуй, зажарю этих рыбок, — медленно проговорил он. — Если их приготовить с лесными фруктами, то это будет пища для богов.

И вдруг слева до него донесся еле слышный голос:

— Это не будет пища для богов.

Поламан с удивлением поглядел по сторонам, но никого не увидел.

«Чей же это голос я услышал? — подумал он. — Наверное, это был крик летучей мыши, пролетевшей над деревьями».

Поламан шел быстрыми шагами, углубляясь все дальше и дальше в лесную чащу. Ему очень хотелось съесть рыбок — голод совсем лишил его покоя. Наконец, он дошел до леса, который лежит между Сингасари и Мендутом. Но едва он успел развести костер, как увидел буйвола, шедшего прямо на него с опущенной головой.

«Он хочет убить меня», — в страхе подумал Поламан, глядя на буйвола, потрясавшего рогами и взрывавшего копытами землю.

— Брось ему две рыбки, и ты избежишь опасности! — раздался вдруг опять еле слышный голос.

Не раздумывая, Поламан взял из корзины двух рыбешек и бросил их буйволу. Буйвол тотчас же съел их и убежал обратно в лес. Поламан не решился опять разводить огонь на этом месте — он боялся, что буйвол вернется. Поэтому он пошел дальше по лесу.

И вдруг он увидел, что под высоким развесистым деревом сидит женщина. По всему было ясно, что она принадлежит к высшей касте. Закрыв руками свое прекрасное лицо, она плакала навзрыд. Поламан долго не решался подойти к ней, но, услышав ее горькие рыдания, все же подошел. Печальным голосом он спросил женщину:

— Почему ты так горюешь, дочь Брамы?

Женщина вздрогнула и устремила на пари глаза, полные слез. Всхлипывая, она ответила:

— О, помоги мне. Ты, видно, пришел сюда по воле бога Брамы, чтобы выручить меня из беды. Сегодня ночью я убежала из дома, потому что… мой муж, жрец Голодах, только что умер и меня должны были сжечь вместе с ним и с остальными девятью женами. Я не хочу умирать и поэтому сбежала в лес! О судьбе остальных девяти жен моего мужа я ничего не знаю. Наверное, они сейчас стоят на горящих досках и поют предсмертную песню…

Вдруг она замолчала, а потом вскочила и спряталась за спиной Поламана.

— Ты слышишь шаги? — прошептала она.

И в самом деле, Поламан услышал шаги приближавшихся жрецов. С пением они разыскивали вдову Голодаха. Ах, как ему хотелось помочь бедной женщине!

В это мгновение раздался все тот же еле слышный голос:

— Брось через плечо двух рыбок, и женщина будет спасена!

Поламан поступил так, как ему было сказано. Нс успел он бросить через плечо рыбок, как из чащи выскочили два больших тигра и тотчас же пожрали их. А затем они бросились на жрецов. Те пустились наутек, крича от страха не своим голосом. Так и пришлось им вернуться в храм с пустыми руками.

— Ну, теперь ты спасена, дочь Брамы, — сказал Поламан. — Ступай к своим родителям.

— Родители обязательно отведут меня в дом моего покойного мужа, — ответила вдова. — Они будут гордиться, если меня сожгут вместе с мужем… Ах, возьми меня с собой! — взмолилась она. — Я пойду зa тобой, куда бы ты ни пошел.

— Но ведь я — грязный пария!—сказал Поламан. — Разве ты не знаешь, что нам с тобой нельзя ходить вместе?

— Знаю, — ответила вдова. — Я сама хочу стать парией на всю жизнь. Ах, считай меня твоей сестрой или возьми меня в жены…

Поламан, обездоленный пария, пал ниц и стал целовать ей ноги. Потом он проговорил:

— Куда бы я ни пошел, ты можешь следовать за мною, жена моя.

И муж с женою направились вглубь леса. Поламан вскоре почувствовал страшную усталость, — ведь у него с утра и маковой росинки во рту не было.

— Давай-ка отдохнем здесь и поджарим рыбу,— сказал он свбей жене.

Она быстро набрала много сухих ветвей, но нигде не могла достать огня.

— Ладно, — сказал Поламан, — мы их съедим сырыми.

Он открыл корзину, и тут до него снова донесся еле слышный голос:

— Побереги лучше своих рыбок, они тебе еще пригодятся. А для еды поищи что-нибудь другое…

Поламан посмотрел по сторонам и увидел кокосовую пальму, с которой свисали зрелые орехи. Наверху сидели две обезьяны. Вид людей настолько разозлил их, что они стали забрасывать мужа и жену орехами. Поламан вместе с женой подобрали несколько штук и наелись досыта.

Когда они насытились, Поламан предложил своей жене вернуться обратно в деревню. Но она снова начала плакать:

— Ах, Поламан, пойдем дальше. Не надо возвращаться в деревню. Если я попадусь жрецам, они сожгут меня.

— Но ведь я не знаю дороги в этом лесу, — сказал Поламан. — Посмотри, солнце уже почти зашло. Деревня отсюда очень далеко. Мы можем заблудиться. А что делать, если на нас нападет тигр? Ведь он разорвет нас в клочки…

— Может быть, тигр сжалится надо мной, не в пример моим друзьям и родителям,— ответила женщина. — Может быть, он возьмет нас под свою защиту…

— Ну, если так, пойдем дальше, — сказал Поламан.

И они пошли дальше, захватив с собой несколько кокосовых орехов. Вскоре совсем стемнело, и они не могли уже продолжать свой путь.

— Здесь мы и переночуем, — сказал Поламан. — Кокосовые орехи у нас есть, и голодными мы не останемся.

Не успел Поламан разбить орех, как неподалеку от них раздался страшный рев тигра.

— Тигр!—закричала в испуге жена. — Что же нам теперь делать?

— Заберемся на дерево,— сказал Поламан, — и подождем, пока взойдет солнце.

В ночной тьме они стали ощупью бродить по лесу, стараясь найти дерево повыше. Но на их пути не попадалось ни одного большого дерева. Тем временем рев тигра раздавался все ближе и ближе.

Трепеща от страха, они в полном отчаянии ждали нападения хищника. И тут снова раздался все тот же еле слышный голос, который произнес:

— Около тебя четыре тигра. Брось им четырех рыбок, и звери вас не тронут…

Вскоре во тьме показались четыре пары глаз — они светились, как большие яркие лампы. Не растерявшись ни на миг, Поламан вытащил из корзины четырех рыбок и бросил их тиграм.

Сожрав рыбок, четыре хищника повернули обратно и ушли в лесную чашу, не тронув Поламана и его жену.

— А ведь ты — необыкновенный человек, Поламан, — с удивлением сказала жена. — Не пария ты, а могучий волшебник. Теперь уж я ничего не боюсь, пусть сюда приходит хоть сотня тигров.

Но на душе у Поламана не было спокойно. Ему-то было хорошо известно, что он вовсе не волшебник, да и в корзине оставалось всего лишь две рыбки. Размышляя об этом, он тяжело вздохнул. «А что, если тигры вернутся? — подумал он. — У меня ведь осталось две рыбки. Неужели их тоже придется отдать?»

Обратившись к жене, он сказал:

— Если ты уже немного отдохнула, тронемся в путь. А то от тигров скоро совсем не будет отбоя.

— Ладно,— сказала женщина, — пойдем хоть ощупью.

И они медленно-медленно двинулись в путь, осторожно нащупывая дорогу в кромешной тьме. Молча пробирались они сквозь густой кустарник. И вдруг они очутились в зарослях бамбука с острыми шипами. Об эти шипы они изодрали в кровь и руки и ноги. Головы их застряли в спутавшихся ветвях колючего бамбука. Тщетно пытались они выбраться из зарослей. Вдруг Поламан крикнул своей жене.

— Посмотри, ты видишь, видишь?

— Что? — испуганно спросила женщина. Она подумала, что Поламан опять увидел тигров.

— Да вот же, посмотри! Справа от нас! — радостно воскликнул Поламан. — Ты видишь этот яркий свет между деревьями?

Жена так и не поняла, что его взволновало.

— Ничего я не вижу, кроме светлых лучей, — сказала она. — Наверное, наступил рассвет…

— Я уверен, что это уже опушка леса, — проговорил Поламан. — Только бы нам туда добраться, и тогда мы спасены.

А свет становился все ярче и ярче. Они уже не чувствовали ни усталости, ни страха. Осторожно раздвигая колючие ветви, они быстрыми шагами пошли навстречу яркому свету. Но, когда они подошли поближе, оказалось, что это вовсе не опушка леса, а искрящееся озеро с чистой и прозрачной водой. На деревьях вокруг озера они увидели обезьян. Заметив пришельцев, обезьяны пронзительно закричали, словно вопрошая: «Зачем вы явились сюда, в наши владения?»

Все они были очень недовольны приходом людей.

Поламан и его жена не обратили никакого внимания на обезьян. Но вдруг жена закричала:

— На помощь, Поламан, на помощь! Летучая мышь впилась мне в голову.

— Ах, я ничего не могу поделать. Меня тоже кусают летучие мыши, — ответил Поламан.

— На помощь, на помощь! Мне больно! — все громче и громче кричала женщина.

— Поверь, что я не в состоянии помочь тебе, — отвечал Поламан. — Мыши впились мне в спину.

— Нет, ты можешь помочь, можешь! — воскликнула женщина. — Ведь ты — волшебник!

Не успела она произнести эти слова, как опять раздался все тот же еле слышный голос:

— Положи одну рыбку себе на голову, а другую—жене, и увидишь, что будет…

Нелегко было Поламану достать из корзины двух уцелевших рыбок. Одну из них он положил на голову себе, а другую — жене. Пустую корзину он кинул в воду.

Увидев рыбок, летучие мыши тотчас же схватили их и бросили в озеро. Как только рыбки юркнули в воду, из корзины, слегка покачивавшейся на волнах, забил родник. Озеро начало наполняться и расти прямо на глазах. Скоро оно уже разлилось, как море. Когда вода в нем снова успокоилась и стала прозрачной, над водой показались две рыбки. Обратившись к Поламану, они сказали:

— Поламан, мы — священные рыбы; бог Брама послал нас сюда, чтобы мы поселились в этом озере. И раз уж ты сумел донести нас до этого озера, мы назовем его в твою честь Озером Поламан. Но в свою деревню ты не возвращайся. Поселись здесь, поблизости от нас. Построй на берегу этого озера деревню и назови ее деревней Поламан. И всем, кого бы ты ни встретил, объясни, что священных рыбок нельзя ловить, нельзя убивать и нельзя есть. Сам Брама будет расправляться с теми, кто нас обидит. И он благословит каждого, кто будет делать нам добро!

Люди говорят, что так возникли озеро и деревня Поламан, что неподалеку от города Лаванг.

Автор: admin