Пасопати

Давным-давно, еще до того как жители Явы приняли мусульманскую веру, одним из государств на этом острове правил раджа по имени Джамоджойо. Отважный полководец, он покорил всех своих врагов. На поле боя он всегда находился в первых рядах и сражался плечом к плечу с простыми воинами. Размахивая мечом, раджа бросался в самую гущу схватки и никогда не отступал ни на шаг. Даже самое страшное вражеское оружие не могло причинить ему ни малейшего вреда — раджу хранил его волшебный меч.

Меч этот ему подарил один старый отшельник.

— Береги его, как зеницу ока, — сказал он радже. — Если его у тебя украдут, тебе уже не справиться со своими врагами.

Обо всем этом узнал Врекродата, раджа-великан, враждовавший с Джамоджойо.

И вот однажды ночью, когда Джамоджойо заснул под деревом, устав от тяжких битв с врагами, к нему подкрался со своими воинами Врекродата, похитил волшебный меч и захватил раджу в плен.

В плену раджа впал в безысходную тоску: долгими ночами не спал и отказывался от еды.

Однажды ночью, когда раджа, обессилев от усталости, погрузился, наконец, в глубокий сон, к нему явилась фея и сказала:

— Джамоджойо, у тебя украли твой волшебный меч, но вместо него ты получишь другой — таинственным и загадочным путем…

Джамоджойо хотел было спросить, как это произойдет, но фея уже исчезла.

Раджа долго думал об этом видении. Через несколько дней ему снова приснился тот же сон. Но на этот раз к нему явилась не фея, а прекрасная богиня по имени Дурга. Она сказала:

— Джамоджойо, у тебя будет сын, который принесет тебе много счастья. От него ты получишь меч куда более красивый, чем тот, что похитил Врекродата. Да и волшебной силы в нем будет больше.

Не успел Джамоджойо и слова сказать, как Дурга исчезла. Раджа так и не понял, что должен означать этот сон. Дни и ночи напролет проводил он в глубоком раздумье, пытаясь доискаться до его смысла.

От этих неотступных мыслей Джамоджойо совсем перестал спать и есть, очень похудел и занемог:

Раджа-великан Врекродата, глядя на то, как мучается Джамоджойо, сжалился над ним.

— Я освобожу тебя, — пообещал он, — как только покорю своего последнего врага.

Спустя некоторое время Врекродата вернулся с победой и сдержал свое обещание. Он освободил своего пленника, но с одним условием: раджа должен собрать все оружие, какое только есть в государстве Джамоджойо, и положить к ногам Врекродаты. Отныне Джамоджойо больше уже не сможет воевать, и в стране его навсегда воцарится мир и спокойствие.

Выслушав это условие, раджа склонился перед своим врагом и пообещал сдать ему все оружие, какое только есть в государстве. Тяжело было у него на сердце, но свобода была ему дороже всего.

Став снова у власти, Джамоджойо приказал жителям своей страны собрать все оружие, а затем отнести во дворец раджи-великана Врекродаты.

Самым последним пришел сдавать свое оружие никому неведомый старец. В этом государстве он был первым человеком, принявшим мусульманскую веру. Обратившись к Джамоджойо, он сказал:

— Господин мой, мы должны сдать все оружие ралже-великану Но ты не беспокойся. Будет у тебя прекрасный меч, куда лучше, чем тот, что похитил Врекродата. Такова воля Аллаха…

Услышав эти слова, раджа и все его министры громко рассмеялись.

— Что это еще за Аллах? — спросил Джамоджойо. — Нам такой человек неведом…

— Это, наверное, самого старика так зовут! — насмешливо воскликнул один из министров. — Он,

видно, припрятал кое-какое оружие и держит его про запас…

Раджа поверил министру.

— Ты меня не проведешь, — сказал он старцу. — Я все понимаю: ты утаил меч и собираешься мне его потом продать. Немедленно неси его сюда, а не то…

Услышав эти обвинения, старец глубоко опечалился и ответил, что никакого оружия он не утаивал. А Аллах, пояснил он, вовсе не человек, и живет Аллах не на земле, а на небе.

Никто не поверил старцу. Его объявили обманщиком и заточили в темницу, которая была в глубоком подземелье под дворцом.

Прошло много месяцев; раджа и все его придворные совсем забыли о существовании узника.

В один прекрасный день жена раджи родила сына. Младенец был здоров и крепок. Но — странное дело! — на его левом боку висел привязанный тонкой ниточкой золотой меч.

Джамоджойо и его министры были поражены. Раджа тотчас же вспомнил слова, услышанные им во сне, и пророчество Пасопати, старца, которого он бросил в темницу.

— Скорее отворите двери темницы и приведите сюда Пасопати! — воскликнул раджа.

Представ перед раджой, Пасопати хотел почтительно склониться, но сердце его остановилось, и он упал. Душа Пасопати вознеслась к Аллаху.

Перед смертью он успел открыть глаза, взглянул на новорожденного, которого положили рядом с ним на шелковой цыновке, и произнес слабым голосом:

— Такова воля всемогущего аллаха. Младенец родился с золотым мечом… Но не для ратных подвигов дано это оружие…

А затем он устремил свой взор на Джамоджойо и тихо проговорил:

— Господин мой, всем твоим подданным и тебе самому предстоит отныне носить такие мечи в знак того, что наступит время, когда ты смиришься с волей аллаха. Ибо аллах всемогущ и справедлив. Знайте же имя его!

Произнеся эти слова, Пасопати закрыл глаза навсегда.

Раджа был очень расстроен, что подверг жестокому наказанию ни в чем не повинного старца, и назвал меч, с которым родился его сын, мечом Пасопати.

И до сих пор яванцы называют мечи, подобные тому, с которым родился Сепутран, сын раджи Джамоджойо, — мечами Пасопати.

Автор: admin