Пенго

Жил был царь, у которого было трое сыновей. Перед смертью старик завещал детям ежедневно надевать новое платье, если они хотят быть счастливы. Сыновья исполнили волю отца; но так как чекмень дорого стоил, а царство их было небольшое, то они скоро обеднели. Старшие братья сказали: «Мы дурно поступали, делая себе каждый день новую одежду; если бы мы чистили старую — она бы всегда казалась новой.» Младший Пенго отвечал: «Нет, милые братья, на завещание отца, нечего пенять, лучше отправимся путешествовать, поищем счастья, может быть, оно нам где-нибудь улыбнется. Братья с ним согласились и отправились в путь. Пройдя с милю, старший сказал: «Нам ведь надо подумать о ночлеге; куда полетит моя стрела,— там мы переночуем.» И он пустил стрелу. По ее направлению они шли день и ночь, наконец достигли того места, где она упала.

Тут старший сказал: ложитесь отдыхать, а я буду караулить огонь. Младшие братья улеглись. В полночь прибегает страшнейший кабан с золотыми клыками, караульный начал с ним бороться; победил его, вырвал оба клыка и спрятал их. На утро братья пошли дальше, средний и говорит: «Ночлег в следующую ночь — назначаю я» — и пустил свою стрелу.

Через три дня и три ночи только дошли они до того места, куда упала стрела. Тогда средний опять сказал: «Нынешнюю ночь я буду караулить». Братья улеглись. В полночь прилетает страшный коршун с двумя серебряными перьями на голове. Ночной сторож начал с ним бороться, победил его, вырвал оба пера и спрятал. На следующее утро Пенго сказал: «Сегодня мне назначать ночлег» — и пустил стрелу.

Стрела полетела. Семь дней и семь ночей шли они прежде чем нашли стрелу. Как только они развели огонь, старший сказал: «Ты еще молод, сон тебе необходим, ложись, я за тебя покараулю.»

— Нет, — возразил Пенго, — я считаю себя взрослым человеком и хочу эту ночь сам караулить.

Около полуночи услышал он тихое, заунывное пение; песня ему понравилась, он пошел по тому направлению, откуда она неслась, и пришел к маленькому ручью, там лежала маленькая золотая рыбка, это она так жалобно пела.

— О чем ты так жалобно грустишь? — спросил Пенго.

— Ах, — возразила рыбка, — вон тот ручей вышел из берегов и волны выбросили меня; теперь же вода убыла, а я не могу попасть назад и должна умереть на земле.

— Нет, ты не умрешь, — сказал Пенго, — я тебя сам отнесу в воду; и затем поднял ее и пустил в ручей. Тут рыбка сказала: вырви у меня две золотые чешуи; если ты будешь когда-нибудь в нужде, дунь только на них, и я явлюсь к тебе.

Пенго последовал ее совету и рыбка исчезла в волнах. Возвратившись к братьям, Пенго увидел, что огонь потух.

— Ах, — как досадно — вскричал Пенго, — братья подумают, что я заснул на часах. Где бы мне скорей достать огня?

Он залез на дерево и огляделся вокруг. Вдали он заметил свет; «Надо идти туда» — сказал он себе и пошел. Пройдя немного, встретил он полночь; которая с ним поздоровалась.

— Благодарю тебя за привет, полночь,— сказал Пенго, — будь добра, останься здесь, пока я не принесу огня.

— 0, о! — сказала полночь, — я успею семь раз придти и уйти прежде чем ты возвратишься.

— Ты не хочешь подождать, — сказал Пенго, — так я заставлю тебя это сделать,— и тут же привязал полночь к дереву. Дальше встретился ему рассвет и тоже поздоровался с ним.

— Благодарю тебя, рассвет, — отвечает Пенго, — у меня потух сторожевой огонь, хочу его принести из соседнего местечка; пожалуйста подожди моего возвращения.

— 0, о, — вскричал рассвет, — я семь раз приду и уйду, пока тебя дождусь.

— Ты не хочешь подождать? — сказал Пенго, — так я заставлю тебя! — и с этими словами он привязал рассвет к дереву. Потом он отправился дальше к огню, который мелькал вдалеке.

Двенадцать великанов окружали огонь. Пенго прицелился и пустив стрелу в костер, вышиб из него головешку. Тут ему пришла в голову мысль: «Пожалуй люди скажут, что я огонь ворую,»— пошел к великанам и сказал: «Дайте мне пожалуйста огня.» Великаны с удивлением взглянули на него и спросили: «Это ты вышиб головешку из нашего огня?» Пенго отвечал: «Я.»

— Мы дадим тебе огня, — сказали великаны,— только прежде ты должен нам повертеть жаркое.

Пенго схватил палку, на которой был насажен целый бык, и стал вертеть его мизинцем.

— Дайте мне теперь огня, — сказал Пенго.

— Нет еще, — сказали великаны,—прежде ты должен застрелить нам петуха, который на заборе сторожит полевых охотников. Пенго пустил стрелу, петух упал, великаны расхохотались.

— Скажите мне, что все это значит? — спросил Пенго.

— Великаны рассказали: «Мы служим крошечному человечку, он окружил этот город, что лежит на скале, войском, потому что у царя есть три дочери красавицы; которых он не хочет отдать за нашего господина.»

— А он на всех трех жениться хочет? — спросил удивленный Пенго.

— Нет, — возразили великаны,—он только младшую берет за себя; а на средней хочет женить старшего сына, могучего коршуна, с двумя серебряными перьями; а на старшей — второго сына, который никто иной, как кабан с золотыми клыками.

— Эге, — подумал Пенго, — девушки-то останутся без женихов, ведь братья мои их убили; однако не сказал великанам ни слова.

— Великаны продолжали рассказ: «Мы бы давно завладели городом; ведь в это время все спят, но петух, которого ты убил, будил их всегда, и они не допускали нас до приступа. Теперь, если ты пойдешь с нами, ты можешь помочь нам. В стене есть маленькая дыра, проползи сквозь нее в город, и отвори нам ворота, тогда город будет наш.

— Пожалуй, — сказал Пенго.

— Только делай это проворно, — вскричал один из великанов, — потому что на той стороне города живет тетка нашего господина, большая змея, и нам будет стыдно, если она прежде завладеет городом.

Пока они взбирались на гору, Пенго заметил, что великаны шепчутся между собою. «Если город будет взят, мы убьем этого человечка, и честь победы останется за нами.»

— «Погодите же вы!» — подумал Пенго. Пролез в город и вскричал оттуда: «Я не могу отворить ворота, но я вас протащу всех сквозь дыру.» Только что первый великан высунулся, как он оторвал ему голову, а туловище втащил на двор; так убил он всех двенадцать великанов. Потом обошел потихоньку весь город. Каждая из трех принцесс сидела в отдельной комнате; пред каждой стояла одна целая свеча и половина обгорелой; у каждой был платочек на шее, и было кольцо на пальце. Пенго зажег у старшей целую свечу, а полуобгоревшую спрятал к себе: у средней взял шейный платок, а у младшей кольцо. Как только он вошел в комнату царя, тетка крошечного человека, большая змея, соскочила со стены; она была толщиною с древесный ствол; Пенго схватил со стола вилку и, бросив ее, пригвоздил змею к стене; потом обрезал у ней жало, спрятал его, и отправился назад к своим братьям.

Дорогою взял он из костра великанов головешку и освободил рассвет.

— Пора тебе придти, — сказал последний,— уже неделю не было светлого дня, оттого что я не мог сойти с места. Пенго освободил также и ночь.

— Что делают мои братья? — спросил он ее.

— Они крепко спят, — отвечала она.

Пенго подошел к ним и зажег огонь. Когда наступил день, братья проснулись и пустились в путь.
Спустя некоторое время приходят они в гостиницу, ни один гость ничего не платил, мог есть, сколько хочет и что хочет, и оставаться сколько ему угодно, только уходя должен был рассказать какую-нибудь историю или сказку.

Хозяин ее был тот самый царь, город которого осаждал крошечный человечек. Дочери короля были прислужницами. Они надеялись из рассказов путешественников узнать о своем спасителе. Пенго тотчас же узнал их, и рассказал свою историю и историю своих братьев. Рассказ не дошел еще и до половины, как король мигнул, и одна из принцесс вышла, но вскоре опять воротилась. Как только оба брата положили на стол два золотых клыка и два серебряных пера, а Пенго полуобгоревшую свечу, платок, кольцо и змеиное жало, к дому подкатили четыре золотые кареты, запряженные каждая шестернею. В первую сел король, в три других — принцессы с тремя братьями. Старшая со старшим, средняя со средним, а младшая с Пенго. В королевском дворце отпраздновали великолепную свадьбу.

По окончании свадебных увеселений, Пенго сказал братьям: «Ведь мы хорошо сделали, что исполнили завещание отца; а иначе мы верно бы никогда не отправились в большую страну, и не нашли бы себе таких хороших жен.» «Ты прав, возразили старшие братья,—но нам давно пора навестить и наше царство.» Пенго согласился. Царь дал каждому из них полк солдат, и они отправились все вместе. В первой карете ехал старший с своею женою; вдруг дорогой увидел он в грязи маленького человечка с длинной, предлинной бородой.

— Вытащи меня, принц, из грязи! — вскричал человечек; но принц, не сказав ни слова, проехал мимо. Едет другая карета, человечек опять закричал: «Вытащи меня, принц, из грязи!»

— Молчи, — сказал принц, — не то я тебя еще глубже засажу в грязь! — и поехал дальше. Наконец проезжает Пенго со своею женою; и к нему тоже обратился маленький человечек: «Вытащи меня из грязи, принц.» Пенго сошел и вытащил его; но едва только он встал на ноги, как тотчас же прыгнул в карету Пенго и ускакал с его женой. Пенго наложил траур на свой полк, и отослал его к царю, своему тестю; а сам пустился отыскивать жену свою.

Он шел целый день, прежде чем достиг ручья, который напомнил ему его приятельницу, золотую рыбку. Он вызвал ее и она явилась.

— Где жена моя? — спросил Пенго.

— Этого я не могу тебе сказать, — возразила — а вон там за горой живет один мудрец, он все знает, кроме трех вещей; он тебе скажет.

Пенго пошел к нему.

Прежде чем Пенго начал говорить, мудрец сказал ему: «Я знаю чего ты хочешь от меня, тебе нужна жена твоя; но прежде ты окажи мне услугу. Смотри, я сижу здесь уже сто лет и не могу подняться, потому что потерял жену и обручальное кольцо. Ты должен добыть мне жену и кольцо, тогда получишь свою.»

— Где я найду твою жену? — возразил Пенго.

— Это одна из трех вещей, которых я не знаю. — отвечал мудрец.

Пенго воротился к ручью и снова позвал золотую рыбку; она явилась и сказала: «Жена мудреца в бриллиантовом дворце; тебе придется потерпеть, если ты захочешь освободить ее, а в случае неосторожности можешь легко утонуть, лучше возьми пузырек с водой и меня туда впусти. Я тебе помогу словом и делом.»

Пенго сделал то, что ему велела рыбка, и пошел к бриллиантовому дворцу. Рыбка сказала ему: «Не ешь ничего, пока тебе не подадут белого кушанья, и не говори ни слова, что бы там ни происходило.»

Все комнаты дворца были черны, черное вино и черное кушанье стояло на столе; и Пенго ничего не съел. С наступлением ночи пришли к нему три черные фигуры и стали сильно бить его, Пенго промолчал. На следующее утро комната, вино и кушанье все было красное; Пенго опять ничего не тронул. Вечером явились к нему три красные фигуры и опять отваляли его. Пенго и тут не сказал ни слова. На третий день комната была белая, вино и кушанье тоже белые. Пенго съел и выпил все дочиста. Вечером же, как он стал ложиться, пришли к нему белые фигуры и пропели ему прекрасную песню.

Пенго однако не показал даже в вида, что ему нравится. На четвертое утро рыбка сказала ему: «Ты хорошо держал себя, теперь ступай в сарай, там стоят четыре вороных коня. Эти кони четыре девушки: одна — жена мудреца, три других — царские жены: волка, орла и ворона. Колдунья, которой принадлежит дворец, ворует женщин, где бы они ей не попались, и обращает их в коней, на которых ездит. Как только наберет новую четверку, так старую утопит. В конюшне ты увидишь ее в образе слепня, она будет садиться то на одного, то на другого. Тут бей ее до тех пор, пока не поймаешь.»

Пенго сделал все так, как ему сказала рыбка. Кони были уже достаточно избиты, но слепень все еще свеж. Наконец он сел на Пенго, который поймал его; он упал и обратился в дряхлую старуху, кони в четырех красивых девушек. Пока Пенго отвязывал коней, старуха выползла и прыгнула в море.

Пенго повел девушек к мудрецу. Как только они вошли, он хотел встать, но, угадав, что кольца еще не нашли, вскричал: «Где мое кольцо?»

— Ах, — вскричала его жена, — когда колдунья увела меня отсюда, она выхватила у меня кольцо, и что с ним стало я не знаю.» Мудрец подумал немного и сказал: «На земле его нет, а то бы я знал. Оно в воздухе или в воде.»

В то же время пришли царь волк, царь орел и царь ворон за своими женами. Два последних сказали: «В воздухе его нет, а то бы мы знали.» Тут сказала золотая рыбка: «Может быть кольцо в море?» Она созвала тотчас всех рыб, но ни одна не знала про кольцо.» Наконец золотая рыбка спросила: «Да все ли рыбы собрались?»

—Хромой щуки нет — вскричал чей-то голос.

— Подождать ее. — сказала золотая рыбка. Наконец пришла и хромая щука. После чего ее спросили о кольце.

— Да, находила я такое в молодости.

—Принеси тотчас это кольцо сюда — строго приказала золотая рыбка.

Хромая щука вышла ворча, но тотчас принесла кольцо. Едва только мудрец взял кольцо в руки, как встал и жена его бросилась в его объятия. Тогда он сказал: «Пенго, жена твоя на девяносто девятом морском острове, ступай туда, и если она тебя еще любит, то откроет тебе, в чем таится сила маленького человечка, и тогда поступай, как найдешь правильным, я же тебе тут ничего не могу советовать, потому что это вторая вещь, которой я не знаю.» На зов золотой рыбки, явился кит, на которого сел Пенго и поплыл к девяносто девятому острову.

Едва он вступил на землю, как ему встретилась жена его.

— Наконец-то я тебя опять вижу, мой милый Пенго, — вскричала она, — ты конечно пришел меня освободить?

—Разумеется, — сказал Пенго, — только объясни мне прежде, в чем заключается сила маленького человечка?

— Завтра в это время я дам тебе ответ — сказала принцесса. Его дома нет, он всегда после обеда спит на семьдесят седьмом острове; уходи теперь и спрячься куда-нибудь до завтра.

Пенго сделал, как ему сказала жена. Вскоре пришел маленький человечек домой, принцесса сказала ему: «Ты горюешь, что любишь меня, но не даешь никакого доказательства, поэтому я тебе и не верю.»

— Какого ты доказательства требуешь от меня?

— Открой мне, в чем твоя сила?

— В этом полене, что лежит в дверях.

— Ах, — вскричала принцесса, — надо его спрятать в сундук, как можно держать его так открыто. И она спрятала полено. Маленький человечек засмеялся и сказал: «Я тебя обманул; сила моя в щепке.» Принцесса тотчас же побежала, схватила щепку и спрятала ее в шкатулку. Маленький человечек опять засмеялся и сказал: «Снова я тебя обманул, сила моя в ухвате.» Принцесса поспешила тщательно завернуть ухват в несколько платков и спрятать его.

— Теперь вижу, что ты любишь меня действительно, — сказал человечек, — сила моя ни в полене , ни в щепке, ни в ухвате, но далеко в лесу, там течет золотой ручей, к нему приходит, когда я сплю, золотой олень, в нем и заключается моя сила. Если убьют его, из него выскочит ягненок; если ягненок останется жив — то сохранит мою силу, если убьют ягненка, из него вылетит золотая утка, если она избежит смерти, то сохранит мою силу, а убьют утку, вылетит из нее золотой жук, если он уйдет от смерти, то сохранит мою силу. Но если его убьют — с ним исчезнет и моя сила.»

Пока маленький человечек отдыхал после обеда на семьдесят седьмом острове моря, принцесса рассказала своему Пенго, что ей открыл маленький человечек. Пенго в ту же минуту отправился в лес. По дороге увидел он волка, хотел в него выстрелить; Волк сказал: «Не стреляй в меня, я давно жду тебя здесь; царь волк выслал меня к тебе на помощь.» Потом зашумел у него над головою орел. Пенго прицелился в него. Но орел сказал: «Не стреляй в меня, я давно жду тебя здесь. Царь орел выслал меня к тебе на помощь.»

Потом встретился ему ворон и сказал: «Я давно жду тебя здесь, царь ворон послал меня к тебе на помощь.»

Пенго пошел в лес. Дойдя до золотого ручья, Пенго лег в кусты отдохнуть. Вдруг прибегает олень; напился и выкупался в золотых волнах; Пенго натянул свой лук, олень оглянулся и стал прислушиваться, но так как все было тихо, он опять начал плескаться. Тут Пенго выстрелил, олень упал замертво. Пенго подошел к нему; но тут из него выскочил золотой ягненок. Вдруг, откуда ни возьмись волк, побежал за ягненком, поймал его и растерзал. Из него выскочила веселая золотая утка, на беду в ту минуту спускался орел, схватил утку в свои когти и начал щипать.

Из нее вылетел золотой жук и стал жужжать в воздухе; тут погнался за ним ворон; осторожно поймал его клювом и принес невредимого к Пенго, который завязал его в платок и отправился к маленькому человечку. Войдя в дом, Пенго сказал принцессе: «У меня сила маленького человечка.» В это же время последний проснулся на шестьдесят шестом острове. Бросив, по обыкновению, свою палицу с острова в дом, он одним прыжком очутился на семидесятом острове. Пенго кинул ему палицу назад и придавил немного жука; маленький человечек почувствовал, что не в состоянии бросить палицу вторично, и что потерял свою силу. Но он надеялся еще освободить жука, и взяв палицу на плечи, пошел потихоньку домой; принцесса
в это время топила печку, из которой летели искры. Возвратившись домой, маленький человечек сказал Пенго: «Отдай мне мою силу, которую ты поймал, я заплачу тебе всеми моими сокровищами, и потом будем друзьями. Но в душе он думал другое. «Дай мне только воротить свою силу, я убью и тебя, и принцессу, а сокровища возьму назад.

Но Пенго ответил: «Ты скверный человек, ты мне злом заплатил за добро, и должен умереть.» Он бросил жука в печку и пока тот горел, маленький человечек обращался в золу и пыль. Пенго отправился с принцессою к отцу, который передал им половину своего царства; тогда Пенго пригласил к себе братьев с их женами и мудреца с женою, царей Волка, Орла и Ворона — всех с женами; отпраздновав золотую свадьбу, они зажили весело и счастливо.

Автор: admin