Рике-хохолок

Жила однажды королева, и родился у нее сын, такой безобразный и нескладный, что все даже сомневались: уж человек ли это?

Однако фея, которая присутствовала при его рождении, уверяла, что это вовсе не помешает принцу привлекать к себе людские сердца, так как он будет очень умен. И еще фея добавила, что она дает принцу силу наделить умом того, кого он полюбит больше всех.

Все это немножко утешило бедную королеву, которая очень огорчалась, что произвела на свет такого уродца.

И в самом деле, едва начав лепетать, ребенок стал общим любимцем — столько остроумия было в его словах и поступках.

Я забыл сказать, что младенец появился на свет с хохолком на голове и его прозвали Рике-Хохолок. Рике — это было его имя.

Лет через семь или восемь у королевы соседнего королевства родились две дочки. Та, что явилась на свет первой, была прекраснее дня.

Но та самая фея, которая присутствовала и при рождении Рике-Хохолка, объявила королеве, что, к сожалению, маленькая принцесса совершенно лишена ума и будет столь же глупа, сколь прекрасна.

Это очень огорчило королеву. Но она опечалилась еще больше, когда вторая родившаяся у нее девочка оказалась безобразной.

— Не отчаивайтесь, королева,—сказала ей фея,— ваша дочь не пострадает: она будет так умна, что никто и не заметит, как она некрасива.

— Дай-то бог! —воскликнула королева.— Но разве нет средства сделать и старшую хоть немного поумнее?

— Что касается ума, то тут я ничего не могу поделать, но красота — другое дело. Принцесса получит от меня в дар силу сделать прекрасным того, кого она полюбит.

Обе принцессы подрастали, и вместе сними росли и их совершенства: повсюду только и толковали, что о красоте старшей и об уме младшей. Правда и то, что с годами возрастали и недостатки обеих принцесс: младшая дурнела на глазах, а старшая день ото дня становилась глупее. Когда ее о чем-нибудь спрашивали, она или вовсе не отвечала, или говорила глупости. Притом она была такая неловкая, что не могла даже расставить на камине четыре фарфоровые фигурки, не разбив одной из них, или выпить стакан воды, не вылив половину себе на платье.

И хотя красота для молодой девушки много значит, все же младшая принцесса в любом обществе брала верх над старшей.

Сначала все толпились возле красивой, смотрели и восхищались, но вскоре переходили к умной и слушали ее приятные речи. Не проходило и четверти часа, как возле старшей не оставалось никого, зато все собирались около младшей.

Как ни глупа была старшая принцесса, она хорошо видела это и без сожаления отдала бы свою красоту даже за половину ума сестры.

Сама королева невольно попрекала старшую дочь за глупость, и бедная принцесса готова была умереть с горя.

Как-то раз пошла она в лес поплакать о своем несчастье и встретила там маленького человечка, безобразного, но роскошно одетого. Это был юный принц Рике-Хохолок. Он влюбился в принцессу по ее портрету и покинул королевство своего отца ради одного только удовольствия увидеть ее и поговорить с ней. Обрадовавшись, что встретил принцессу одну, Рике-Хохолок приблизился к ней со всем уважением и учтивостью, какие только можно себе представить у королевского сына. После нескольких обычных любезностей он заметил, что принцесса очень грустна, и сказал:

— Я не понимаю, принцесса, как вы, такая прекрасная, можете быть такой печальной? Хоть я могу похвалиться, что видел множество красавиц, все же должен сказать, что не встречал красоты, подобной вашей.

— Хорошо вам говорить, принц…—начала было принцесса в ответ —и запнулась.

— Красота,— воскликнул Рике-Хохолок,—такое огромное преимущество! Она может заменить все остальное, и я не знаю, что может печалить того, кто ею обладает!

— А по-моему,— сказала принцесса,— лучше быть уродливой, как вы, но иметь ум, чем обладать красотой и быть такой глупой, как я!

— Ничто, принцесса, не доказывает наличие ума лучше, как мысль о том, что тебе его недостает.

— Этого я не знаю,—сказала принцесса,—но я знаю, что я очень глупа. Вот почему я так печальна.

— Если только это огорчает вас, принцесса, то я легко могу помочь вашему горю.

— Как же это ? —спросила принцесса.

— В моей власти,—отвечал Рике-Хохолок, —наделить умом того, кого я полюблю больше всех. А так как больше всех я люблю вас, принцесса, то от вас самой зависит стать такой умной, как вам хочется. Стоит вам лишь пожелать выйти за меня замуж.

Принцесса в замешательстве вовсе ничего не ответила.

— Я вижу, что мое предложение смущает вас,— продолжал Рике-Хохолок,— и не удивляюсь! Я даю вам на размышление целый год.

Принцесса была так глупа и в то же время ей так хотелось поумнеть, что она вообразила, будто этому году не будет конца. И поэтому она согласилась.

Не успела принцесса пообещать Рике-Хохолку, что ровно через год выйдет за него замуж, как вдруг почувствовала, что в чем-то переменилась. Откуда-то явилась у нее способность говорить о чем угодно, притом легко и остроумно.

Она тут же завела с принцем любезный разговор и болтала так непринужденно, что Рике-Хохолок подумал: «Уж не передал ли я ей ума больше, чем оставил самому себе?»

Когда принцесса вернулась во дворец, придворные не знали, что и думать о такой внезапной, необычайной перемене. Раньше все только слышали от принцессы одни глупости, а теперь вдруг оказалось, что она рассуждает на редкость здраво и остроумно. Трудно даже представить, как обрадовался весь двор!

Слух об этой перемене распространился повсюду. Все юные принцы соседних королевств изо всех сил старались заслужить любовь принцессы и наперебой сватались к ней. Но ни один не казался ей достаточно умным.

Наконец явился принц, такой могущественный, такой богатый, такой остроумный и такой красивый, что сердце принцессы было тронуто.

Заметив это, ее отец, король, заявил, что он предоставляет ей право самой выбирать себе супруга.

Однако чем умнее человек, тем ему труднее принять твердое решение в таком деле. Принцесса поблагодарила отца и попросила дать ей время подумать.

Чтобы никто не мешал ей думать, она пошла погулять и случайно зашла в тот самый лес, где когда-то встретила Рике-Хохолка. Там она гуляла в глубоком раздумье, и вдруг ей послышался глухой шум под землей, словно множество людей суетилось и сновало взад-вперед. Наклонив голову, принцесса ясно услыхала, как один сказал:

— Принеси-ка мне вон тот горшок!

А другой:

— Подай мне этот котел!

А третий:

— Подкинь дров в огонь!

В ту же минуту земля раскрылась, и она увидела у себя под ногами большую кухню, полную поваров, поварят и разной кухонной прислуги. Все они дружно хлопотали вокруг длиннейшего стола под звуки мелодичной песенки.

Удивленная этим зрелищем, принцесса спросила их, для кого они трудятся.

— Для принца Рике-Хохолка,—отвечал ей самый толстый и самый важный из поваров.—Ведь завтра его свадьба.

И тут только принцесса вспомнила, что уже прошел год с того самого дня, когда она обещала выйти замуж за Рике-Хохолка. Она не вспоминала об этом потому, что, давая обещание, была глупа, а получив в дар от принца новый ум, позабыла про все свои глупости.

Не успела принцесса собраться с мыслями, как перед ней предстал сам Рике-Хохолок — веселый и нарядный, как и подобает принцу-жениху.

— Видите, принцесса,—сказал он,—я крепко держу свое слово и не сомневаюсь, что и вы пришли сюда, чтобы сдержать свое.

— Признаюсь вам откровенно,—отвечала принцесса,—я еще не приняла никакого решения и едва ли смогу принять то, которого вы от меня ждете.

— Вы удивляете меня, принцесса,—сказал Рике-Хохолок.

— Верю, —продолжала принцесса.— И будь на вашем месте человек грубый и неразумный, мне, без сомнения, пришлось бы нелегко. Он сказал бы мне: «Принцесса должна держать свое слово. Если уж вы мне обещали, вы должны стать моей женой». Но я говорю с человеком очень умным и уверена, что он меня поймет. Вы знаете, что даже дурочкой я все же не могла решиться выйти за вас замуж. Как же хотите вы, чтобы теперь, когда я стала умнее и гораздо разборчивее, я приняла то решение, которое не могла принять раньше? Если вы действительно хотели на мне жениться, то вы совершили большую ошибку, наделив меня умом.

— Вы сказали, принцесса,—возразил Рике-Хохолок,— что человек неразумный мог бы упрекнуть вас в нарушении слова. Но почему же вы отказываете в этом праве мне, когда дело идет о счастье всей моей жизни? Есть ли что-либо, за исключением моего уродства, что вам не нравится во мне? Может быть, вы недовольны моим умом, моим характером, моими манерами?

— Нисколько,— отвечала принцесса.—Все это мне в вас нравится.

— А если так,—продолжал Рике-Хохолок,— я буду счастлив — ведь в вашей власти сделать меня самым красивым мужчиной!

— Но как же это может случиться?—спросила принцесса.

— Это случится,— ответил Рике-Хохолок,— если вы так полюбите меня, что пожелаете этого. А чтобы вы не сомневались, принцесса, знайте: та самая фея, которая в день моего рождения наделила меня властью сделать умным того, кого я полюблю, принесла и вам в дар силу сделать красивым того, кого вы полюбите и кому вы пожелаете оказать эту милость.

— Если так,— воскликнула принцесса,— я готова поделиться с вами своей красотой и от всего сердца желаю, чтобы вы стали самым прекрасным принцем в мире!

Едва принцесса произнесла эти слова, как Рике-Хохолок предстал ее взору таким красивым и таким стройным человеком, каких она никогда еще не видывала.

Некоторые уверяют, что это вовсе не было действием чар феи и что только одна любовь совершила это превращение. Они говорят, что принцесса, поразмыслив о том, как преданно любит ее Рике-Хохолок, о его скромности и обо всех прекрасных качествах его души и ума, уже не замечала более ни его уродства, ни его некрасивого лица.

Как бы то ни было, принцесса обещала ему выйти за него замуж, если только он получит согласие ее отца. Король, увидев, с каким глубоким уважением относится его дочь к Рике-Хохолку, с радостью принял его в зятья.

И так как все было уже готово к свадебному пиру, свадьбу сыграли на другой же день.

Автор: admin