Маленькая елочка

В большом лесу, на красивой зеленой лужайке росла маленькая хорошенькая елочка. Она еще недавно родилась на свет и потому с любопытством и завистью поглядывала на своих старших подруг, которые уже много прожили и, наверное, видели много интересного.— Счастливые,— думала она про них.— Ах, как хочу я скорее вырасти и быть такой же большой, как они! Вокруг елочки было очень хорошо: на зеленой лужайке, у самых ее корней, цвели цветы, на ее ветви часто садились птицы и пели свои веселые песенки, над ней сияло голубое небо…

Но елочка ничем этим не любовалась и все только мечтала о том, когда она вырастет.

Иногда в лес прибегали дети и, увидя деревцо, говорили:

— Ах, какая хорошенькая маленькая елочка!—и для елочки это было большой обидой: она ведь так не хотела быть маленькой.

Но время шло и с каждым годом елочка становилась больше. Теперь уж она выросла настолько, что зайчики, прибегавшие на лужайку, не могли больше перепрыгивать через нее, как раньше.

Но она была все еще недовольна и хотела скорее сделаться большим деревом.

— Я широко раскину тогда свои ветви и высоко, высоко подниму свою голову! — мечтала она.

— Я увижу тогда весь свет. Ах, как это будет чудесно!

Приходила зима. Весь лес одевался белым пушистым снегом, ярко блестевшим на солнце, и стоял красивый точно осыпанный звездами.

Но елочка и на это не обращала внимания. Только когда в лес приходили дровосеки и срубали самые большие деревья, которые со стоном и шумом падали на землю,— она со страхом спрашивала:

— Что это? Зачем их рубят? Куда их везут?

И когда весной в лес прилетели ласточки и аисты,— она спросила их:

— Не знаете ли вы, куда увезли те деревья, которые срубили зимой? Зачем их срубили, и где они теперь!

— Когда я летел через море,— сказал ей один из аистов,— я видел там много кораблей с высокими белыми мачтами. От этих мачт пахнет елью и соснами. Это и есть те деревья.

— Ах, как должно быть интересно плавать по морю!—восклицала елочка.— Скорей бы вырасти, чтобы и меня взяли туда!

Пришло Рождество.

В лес снова пришли люди, срубили несколько молоденьких елок и, свалив их на дровни, увезли из леса.

— Куда их везут? Они ведь нисколько не больше меня,— спрашивала елочка.

— А мы знаем, мы знаем! — чирикали воробьи.— Мы были в городе и видели. О, как им будет хорошо! Их поставят в теплую комнату и разукрасят чудесными, красивыми вещами. На них будет висеть множество игрушек, и они будут блестеть тысячами огней. Мы знаем все это, мы видели в окна!

— А потом? Что будет с ними потом ?— спрашивала елочка и дрожала всеми своими ветвями.

— А потом,— мы не знаем, мы видели только это,— чирикали воробьи.

— Ах, как хорошо! Неужели и меня ждет это счастье? Это гораздо лучше, чем плавать по морю. Только бы скорей, скорей!.. Ведь теперь уж я совсем большая, отчего же меня не везут в город? — шептала елочка.

Вот снова пришло Рождество. В лес пришли дровосеки и срубили елочку. Ее первую положили на дровни и повезли из леса. Сбылось то, чего она так хотела: ее везли в город.

Привезли елочку на двор какого-то большого дома и внесли в большую залу. Там поставили ее в большую деревянную кадку с песком и подвинули на середину комнаты.

Потом пришли какие-то девушки и стали украшать елку всем, что лежало на столах. На каждую ее ветку повесили по несколько вещей. Тут были и шары, и золотые орехи, и хорошенькие одетые куколки, совсем точно маленькие человечки,— и лошадки, и паровозы, и самые разнообразные коробочки, и игрушки. И как же все это было красиво! На самых кончиках ветвей были насажены восковые свечи, и с них свешивались длинные золотые и серебряные нити, похожие на солнечные лучи. И, наконец, на самый верхушке елки сияла большая золотая звезда.

Все любовались елкой и говорили:

— Как хороша она будет вечером!

— Скорее, скорей бы приходил этот вечер,— думала елка,— скорей бы зажгли свечи!.. А потом? что же будет потом? Не придут ли из лесу другие деревья, чтобы полюбоваться на меня?

И вот, наконец, наступил вечер. В комнату пришли те молодые девушки, которые украшали елку, и зажгли все свечи. Она даже задрожала от радости, увидя, себя сияющей, как солнце!.. В эту минуту заиграла музыка, и двери залы раскрылись. Целая толпа маленьких детей вбежала в залу и, взявшись за руки, принялась бегать и прыгать вокруг елки. Восторгу не было конца! Когда же они вдоволь набегались, а свечи на елке начали догорать,— им было позволено самим снимать с дерева все, что они захотят. Что тогда поднялось! Дети набросились на елку и в несколько минут опустошили ее. Если бы верхушка елки не была привязана к потолку, они непременно свалили бы ее!

Когда на елке ничего не осталось, ее отодвинули в угол, а дети снова начали бегать, не обращая больше никакого внимания на пустое дерево.

— Что же это? Зачем они сняли с меня все украшения? Что будет дальше? — печально думала елка, стоя в углу.

— Сказку, сказку! — закричали вдруг дети, обступив какого-то толстого господина, принялись со смехом и шумом тащить его к елке.

— Хорошо,— сказал господин, усевшись под деревом — я расскажу вам сказку, но какую же вы хотите: пpo Клумпе-Думпе, или про Иведе-Аведе?

— Про Клумпе-Думпе!—закричали дети.

И господин рассказал им интересную сказку про Клумпе-Думпе.

Елка все время внимательно слушала сказку и, когда господин кончил, она стояла тихая и задумчивая, думая о том, что только что слышала.

— Ни одна птица не рассказывала мне таких сказок!— говорила она себе.— Какие чудесные вещи бывают на свете! А завтра… завтра, конечно, меня опять украсят игрушками и свечами, и я опять услышу какую-нибудь сказку!

Так мечтала елка и всю ночь тихо стояла в темной зале, с нетерпением ожидая следующего дня.

Но рано утром в комнату вошли какие-то люди и, подойдя к елке, стали вынимать ее из кадки.

— Вот сейчас начнут меня украшать! — подумала она.

Но не тут-то было! Ее попросту вытащили из комнаты, поволокли по грязной лестнице и потом сунули на чердак, в самый темный угол, куда не проникал свет, и где было холодно и грязно.

— Что же это значит? Зачем поставили меня сюда? — думала елка,— почему меня не украшают больше? Нет, конечно, за мной сейчас придут и снова отнесут в светлую залу!

Но за ней никто не приходил, и она продолжала стоять одна в темном, пыльном углу чердака, думая о том, почему ее все забыли.

— Теперь зима. В лесу снег, холодно. Вот потому-то меня и поставили сюда под крышу,— думала она, люди добры, они не хотят, чтобы я мерзла. Нехорошо только, что здесь так темно и пусто…

И елке вспоминался лес, зайчики, которые так весело прыгали вокруг нее по снегу… Она сердилась, когда они перепрыгивали через нее, а теперь она была бы им очень рада…

— Пи, пи!—вдруг послышалось из-под пола,— и несколько маленьких, хорошеньких мышат вылезли из щелки и начали обнюхивать елку и бегать между ее ветвями.

— Пи, пи, пи! Как здесь холодно! — пищали они. Ты озябла, старая елка?

— Я совсем не старая, в лесу очень много деревьев гораздо старше меня! — сказала обиженная елка.

— Откуда ты? — спрашивали мышата.— Что ты видела в своей жизни? Была ли ты в самом лучшем месте на земле? Там, где на больших полках лежат вкусные сыры, на потолке висят, большие, жирные окорока, и где много, много сальных свечей? Ты знаешь это место? Говорят, что самая худая мышь, побывав там, выходит оттуда толстой.

— Нет, в таком месте я не была,— ответила елка, но за то я жила в лесу, видела солнце, слышала пение птиц…

И она рассказала мышатам все, что помнила о своей жизни в лесу.

Они слушали и, покачивая головками, говорили:

— Как много ты видела! Как счастлива ты была в лесу! —

И елка задумалась…

— Да, мне хорошо было в лесу,— продолжала она,— но еще лучше было тогда, когда я стояла в светлой зале, вся украшенная игрушками и свечами. О, это был самый счастливый вечер в моей жизни! Я слушала потом сказку про Клумпе-Думпе…

— Кто это — Клумпе-Думпе? — спросили мышата.

И елка рассказала им сказку, которую она хорошо запомнила.

Мышата были очень довольны и пищали от удовольствия.

— Как ты хорошо рассказываешь!— сказали они, а на другой день привели с собой еще двух мышат, которым елка опять рассказала всю сказку с начала до конца.

Каждый вечер собирались мышата к елке слушать ее рассказы; один раз привели даже двух крыс. Но этим сказка не понравилась.

— Вы только эту сказку и знаете? — спросили они.

— Только эту. Я слышала ее всего один раз и в самый счастливый день моей жизни!—ответила елка.

— Как жаль! Это совсем не интересная сказка! Неужели же вы ничего не можете рассказать про сальные свечи или про колбасу?

— Нет, не могу.

— Ну, так прощайте! — сказали крысы и ушли, вильнув своими длинными хвостами. Вслед за ними разбежались и мышата. Им уж надоело слушать все одну и ту же сказку.

Елка осталась одна. Ей стало грустно. Жаль было этих милых, веселых зверьков, которые с таким удовольствием слушали ее рассказы…

Теперь и этого нет!

— Скорей бы выйти из этого скучного чердака,— думала елка.

И вот раз утром на чердак пришли какие-то люди и, взяв елку, стащили ее на двор.

— Вот когда начинается, наконец, моя новая жизнь,— думала елка, когда ее волокли по лестнице, — ух, как светло! Какой свежий, душистый воздух!

Она на дворе.

Но где же снег? Его нет больше… Кругом все зелено, все цветет… Елка снова видит синее небо, чувствует горячие лучи солнца!

И ей становится радостно, хочется жить, хочется быть счастливой!

Она быстро выпрямляет свои ветви и в первый раз взглядывает на себя. Что это? Где ее молодые, зеленые иглы?

Они пожелтели и высохли… Какая она стала некрасивая!

И ей вспоминается вечер, когда она была такая нарядная и счастливая, вспоминается сказка про Клумпе-Думпе и веселые мышатки, которые так любили слушать ее… Как все это было хорошо! А теперь все прошло!

Она с тоской оглянулась вокруг себя на молодую красивую зелень, на цветы, ярко пестревшие в траве, и ей вдруг захотелось вернуться в свой темный угол на чердаке…

Так лежала бедная елка в углу двора на куче сорной травы, а на верхушке ее все еще сияла золотая звезда, которую забыли снять.

— Посмотри-ка, что осталось на этой гадкой елке! — сказал один из мальчуганов, игравших на дворе, и, сорвав звезду, наступил на елку так, что ветви ее захрустели.

Потом пришел дворник и разрубил елку на мелкие куски, чтобы растопить печь.

Дети прибежали и уселись около печки. Им весело было смотреть на огонь и слушать, как трещат дрова, словно раздаются выстрелы.

— Пиф! паф! — кричали дети при каждом таком выстреле и громко смеялись.

Скоро елка вся сгорела и от нее осталась только маленькая кучка золы.

Автор: admin