Курт и Рита

У одной женщины было двое детей,— мальчик Курт и девочка Рита. Рита была совсем маленькая, а Курт был уже большой мальчик. Дети очень любили друг друга. Когда мать уходила да работу, она всегда говорила мальчику:

— Смотри, Курт, не оставляй Риту. Покорми ее, погуляй с ней, позабавь чем-нибудь.

И уходила спокойно, знала она, что Курт все сделает для своей маленькой сестренки, и Рите будет хорошо с ним.

Так и было.

Летом Курт уносил Риту на лужок, где и проводил с ней все ясные, солнечные дни. Лужок был весь пестрый от цветов, и Рита очень любила лежать на травке и смотреть на белые ромашки, золотые лютики и красную кашку. А Курт в это время рассказывал ей сказки.

Любила Рита и рвать цветы, но Курт всегда останавливал ее и говорил:

— Не рви, Рита, цветочки,— они завянут, умрут. А на земле, посмотри, как они радостно смотрят на солнышко, как им тут хорошо.

И Рита старалась не рвать цветов. Протянет ручку к цветочку, подумает — и удержится, не сорвет.

За лужком был лес. Там росли березы, липы, клены, елочки. Особенно много было березок, и Рита любила смотреть, как они качают своими ветками, как листочки их блестят на солнышке.

— Дай мне березовую веточку! — просила не раз Рита брата, но Курт говорил:

— Нет, сестренка, не стану я ломать дерево,— зачем губить его? Ведь на этом месте новая веточка не вырастет.

Так и привыкла Рита бережно относиться к деревьям и цветам, не ломать и не рвать их попусту. Радуется им, любуется, а не рвет.

Вот раз пошли дети на лужок и сели под березкой. Рита легла на травку, положила головку на колени Курта и стала просить сказку. Курт рассказал.

— Еще, еще,— просила Рита, и Курт рассказывал сказку за сказкой, пока девочка не заснула.

Чтобы не разбудить сестренку, Курт сидел не шевелясь,— прислонился к березке, да и заснул тоже.

Спал долго. Проснулся — и вскочил в ужасе: Риты не было!

— Рита, Рита,— закричал Курт, — где ты? Иди сюда!

Ответа нет.

Осмотрел Курт весь лужок,— нет девочки!

— Неужели она в лес пошла?—подумал Курт,— заблудилась? Беда какая-нибудь с ней случилась?

В испуге он стал еще и еще звать Риту, но она не отвечала.

— Ромашки, милые ромашки! — вскричал Курт,— скажите, куда пошла Рита? Ведь вы видели?

И вдруг ему послышался шепот:

— В лес… в лес… в лес…

Сорви нас, сорви нас! —шептали ромашки.

Курт нарвал пучок ромашек и быстро побежал в лес.

— Березки, милые березки,— говорил он в лесу,— куда пошла Рита? Вы видели, скажите!..

И снова слышится шепот:

— Прямо по дорожке, прямо по дорожке…

А когда Курт побежал по дорожке, вслед ему послышалось:

— Сломай ветку! Сломай ветку!.

Курт сломал ветку березки и, держа ее вместе с ромашками, быстро бежал все дальше и дальше в лес, громко крича: «Рита, милая моя сестренка, где ты?»

Вот он бежит через полянки, мимо дубов, кленов и лип, перепрыгивает через бугорки и канавки, спускается с горки, поднимается на верх,— и все не видит нигде своей Риты. Его сердце бьется, он плачет, зовет Риту, не помнит себя от страха за свою маленькую сестрицу…

Вдруг слышит какое-то жужжанье. Что это? Смотрит,— несколько веточек какого-то кустика затянуты паутиной, и в ней бьется и жужжит золотистая мушка, а огромный паук медленно подбирается к ней. Курт не может пробежать мимо. Он останавливается, разрывает паутину и освобождает мушку.

— Ах, мушка,— говорит он печально,— может быть, ты видела Риту и знаешь, где она, да не скажешь…

— Скажу,— вдруг жужжит мушка,— я ее видела, я знаю, где она. Иди за мной.

И мушка полетела вперед, Курт побежал за ней.

Вот дорожка стала спускаться вниз. Все ниже и ниже.

Вот огромный камень, а за ним темный, узкий ход еще ниже, совсем под землю. Мушка летит туда, Курт за ней,— и входит в большую, широкую пещеру, всю устланную мохом. В пещере светло; лежат пни, обрубки дерева, а посредине камни, на них лежат угли от сгоревшего костра. В стенах ямки и в них что-то блестит. У одной из стен, на мягкой, моховой постельке лежит Рита и крепко спит.

— Риточка, Рита! — кричит Курт и бросается к девочке. Он целует ее, ласкает, старается разбудить и —не может! Неужели она умерла ? Нет, она спокойно дышит, у нее розовые щечки, она только удивительно крепко спит.

И Курт снова и снова будит девочку, но все напрасно, Рита не просыпается.

Он хочет унести ее сонную, но вдруг слышит шум, шаги…

— Спрячься за камни,— жужжит мушка,— это они, лесные человечки, гномы. Спрячься скорее, скорее!..

Курт прячется, но из-за камней все же видит, как в пещеру входят маленькие гномы; они тащат на спинах мешки, туго набитые драгоценными камнями; в руках у них острые лопатки и молотки.

Сложив мешки на пол и поставив лопаты в угол, гномы, всей толпой подходят к Рите. Они тихо смеются, ласково гладят ее по головке, по лицу и что-то дают ей проглотить. Рита раскрывает глазки и вдруг с громким плачем начинает кричать:

— Курт! Курт! Я хочу к Курту!

Курт хочет к ней броситься, но мушка тихо жужжит ему прямо в ухо:

— Берегись, не показывайся!.

Гномики развели огонь, что-то варили, кормили Риту и ели сами; потом положили ее на моховую постельку и опять дали ей что-то проглотить. Рита тотчас заснула, а гномы тихо и ласково смеясь, долго стояли, окружив Риту, и любовались ею. Потом один за другим все вышли из пещеры.

Курт подбежал к Рите и стал опять будить ее, но она не просыпалась. Тогда он взял ее на руки и хотел идти с ней, сонной, но мушка снова зажужжала:

— Погоди! Как ты разбудишь ее? Надо узнать, что они дают ей, чтобы она проснулась. Я слетаю за ними и принесу то, что нужно.

И она улетела. Курт снова положил ее, а сам сел на пол у ее постели и стал ждать.

Вот мушка вернулась. Она принесла зернышко вереска, дала его Курту и сказала:

Дай это зернышко Рите,— она проснется.

Курт так и сделал. И тотчас же Рита раскрыла глазки и, увидав Курта, радостно закричала:

— Курт, Курт,— ты пришел за мной? Я пошла в лес… Они меня взяли и принесли сюда… А я хочу домой, хочу к маме! Скорее пойдем! Я боюсь их!

И дрожа от страха, она крепко прижималась к Курту и горько плакала.

Курт взял Риту на руки и выбежал из пещеры, не забыв захватить с собой ромашки и ветку березы.

Мушка летела впереди.

— Скорее, скорее,— жужжала она, — они могут догнать!

Курт бежал. Но вот послышался шум, голоса и шаги. Это они! Сейчас догонят… Что делать?

Вдруг Курт слышит,— шепчут ромашки:

— Брось нас! брось нас!..

Курт бросил ромашки, и вдруг детей со всех сторон окружил целый лес ромашек на высоких, высоких ножках. Дети спрятались за ними, а гномы,— это были они.— сердитые, с палками в руках, пробежали мимо, что-то громко крича.

Когда крик затих, Курт и Рита, которую он спустил с рук, пустились бежать к дому, выбрав другую дорожку.

Но вот опять крик, шум и шаги… Гномы догадались, где бегут дети, и снова побежали вдогонку.

И Курт слышит, как шепчет березка:

— Брось меня! Брось меня!.

Курт бросил, и тотчас окружил детей молодой, но густой березовый лесок.

Дети спрятались в нем, и гномы, усталые и сердитые, пробежали мимо. Дети побежали дальше.

Но вот и выход из леса, а там лужок и родной домик!..

Как легко и весело стало Курту, как радовалась Рита! Бедная девочка бежала из последних сил и очень устала.

Но где же мушка? Ее уж нет. Она улетела по своим делам, как только дети вышли из лесу.

Курт на руках донес Риту до дому и уложил ее в постельку. Усталая и довольная, девочка тотчас уснула.

Когда пришла мать, Рита, проснувшись, стала рассказывать ей, как пошла в лес, как унесли ее маленькие человечки, как она боялась и плакала там и как обрадовалась Курту.

— А ромашки, мама, и березка сделали лес, чтобы эти человечки нас не увидели,— вот какие они добрые! — говорила Рита.

Мама улыбалась. Она думала, что все это Рита видела во сне.

Автор: admin